Мой город Иркутск
Меню сайта

Древняя наскальная живопись на Байкале

 

На побережье озера Байкал сохранилось значительное количество фигурных рисунков (на бурятском языке «зурак»), высеченных на скалах древнейшими обитателями этого края. Сюжеты наскальных рисунков весьма разнообразны, но в общем они тесно связаны с хозяйственной деятельностью и мировоззрением древних обитателей края. Рисунки принадлежат не одной народности, и давность их различная.

 

Древние художники при высекании наскальных рисунков пробивали верхнюю, потемневшую от времени, корку гладкой поверхности мраморовидного известняка и достигали не тронутого временем слоя породы нормально-белого цвета, поэтому контуры изображений своей белизной заметно выделялись на общем желтом или сером фоне скалы.

Первые сведения о наскальных рисунках Байкала сообщил Н. Н. Аганитов в 1881 г. Однако этим исследователем были зарисованы только основные, более четко видимые изображения. Причем рисунки им были сделаны «на глаз», поэтому в них имеются неточности.

В 1921, 1923, 1927, 1949 и 1956 гг. наскальные рисунки Байкала были осмотрены автором статьи и с них сделаны эстампажи и фотоснимки. За это же время на байкальских берегах были открыты новые наскальные рисунки, о которых не было сообщении в литературе. В данной статье дается описание рисунков, высеченных на скалах берега бухты Ая и горы Сахюртэ, расположенных на западной стороне Байкала.

 

Рисунки на горе Сахюртэ

 

Величественная гора Сахюртэ расположена, по левому берегу р. Анги (приток Байкала), против улуса Хурай-Нур (Улан-Анга), в 5 км на север от с. Еланцы Ольхонского района Иркутской области и в 7 км от западного берега Байкала. Своим белым цветом гора Сахюртэ заметно выделяется среди других, более темных, гор. Наскальные рисунки на этой горе находятся в четырех местах. Они высечены на гладкой поверхности белого и розового мраморовидного известняка, выходы которого идут рядами поперек горы.

 

Наибольший интерес представляет первая группа рисунков, высеченных на большой, заметно выдающейся скале, расположенной на юго-западном склоне горы Сахюртэ, около ее вершины. Скала состоит из белого мраморовидного известняка и находится на высоте более 100 м над уровнем р. Анги. Рисунки на этой скале занимают площадь около 8 кв. м. Высекание фигур сплошное и контурное. Глубина высекания от 1 до 3 мм. Размер фигур от 10 до 35 см. Высеченные на скале фигуры хорошо заметны.

 

Центральное место на скале занимает прекрасно переданная композиция сцены охоты на коз и маралов с помощью собак. Два пеших охотника (контурное изображение) вооружены луками и стрелами. Один охотник показан идущим на лыжах. Позади охотников изображены убитая коза и бегущая собака. Фигуры маралов и коз, преследуемых охотниками, переданы вполне натурально, с соблюдением всех характерных особенностей в строении тела этих животных. Реальность изображений указывает на то, что эти животные были хорошо знакомы древним обитателям Прибайкалья, играли большую роль в их производственной жизни. В нижней части скалы высечен ламаистский очир (символ громовой стрелы) и водоплавающая птица — гагара.

 

На левой половине скалы изображены небольшие человеческие фигуры, а также куланы, быки, козы, лоси и другие трудноопределимые животные. Часть изображений не закончена. Некоторые человеческие фигуры высечены в позе борьбы с каким-то животным (возможно с медведем). Большой интерес представляет фигура кулана-джегетая (третья фигура слева в первом ряду), она указывает на то, что это животное обширных открытых пространств Монголии когда-то водилось и в Прибайкалье. Это предположение подтверждается также высеченными изображениями куланов, сохранившимися в Кудинских степях на скалах Манхай и Укыр, и находками костей этого животного найденными в пещерах Байкала. Рисунки первой группы являются наиболее древними из всех остальных изображений, сохранившихся на горе Сахюртэ. Они относятся к ранней поре железного века и имеют давность около 2500—2200 лет. Изображение ламаистского очира относится к рисункам позднего происхождения, вероятно, оно было сделано ламами, посетившими остров Ольхон в конце XVIII в. Знак в виде скобы, высеченный рядом с водоплавающей птицей, по-видимому, является родовым знаком.

 

Вторая группа рисунков сохранилась в 150 м на северо-запад от первой группы. Здесь на гладкой поверхности скалы из серого мраморовидного известняка сплошной протиркой или обводкой по контуру изображены: всадник на лошади, стреляющий из лука, коза, як и лежащий марал, встреча собаки с медведем. На одном из выступов скалы сплошной протиркой изображены собака и козы. В изображении фигур этой группы рисунков заметны закругленность и некоторая шаблонность. Размер фигур от 15 до 28 см. Рисунки второй группы, вероятно, относятся к древнетюркским изображениям курыканского времени, и их можно датировать примерно VII—XI вв. нашей эры.  Эти рисунки аналогичны курыканским изображениям, известным в долине р. Куды (прав. приток р. Ангары) на горах Манхай, Байток, Укыр, Улан-хада, Булук и на скалах верхнего течения р. Лены.

 

Третья группа рисунков сохранилась в 160 м на северо-восток от первой группы, на небольшом выступе серого мраморовидного известняка. Здесь легкими царапинами изображен неправильный шестиугольник с линиями внутри его. Ниже шестиугольника — ряд параллельных и пересекающихся линий. Это начертание, по-видимому, служило каким-то условным знаком, и давность его определить затруднительно.

 

Четвертая группа рисунков находится на южном склоне горы Сахюртэ, у самой ее подошвы, налево от дороги, идущей между горой и рекой Ангой. Изображения высечены на гладкой поверхности большой, прямостоящей плиты из светло-розового мрамора, размером 2,5х 2 м. На плите высечены идущие друг за другом сохатые, маралы, козы, коровы и др. животные. Некоторые рисунки не закончены. Высекание фигур сплошное, но не глубокое. Самые большие изображения имеют длину около 35 см. От времени рисунки покрылись натеком извести и потому они не все хорошо заметны. На отдельно лежащей у самой дороги плите из розового мрамора высечена фигура косули.  Рисунки четвертой группы одновременны рисункам первой группы, высеченным на вершине горы Сахюртэ.

 

По словам местного старожилого населения, на скале у подошвы г. Сахюртэ были высечены рисунки, изображающие сцены охоты на коз и маралов, но во время разработки мрамора в 1913 г. они были разрушены. На вершине горы Сахюртэ сохранились остатки городища курыканского времени, обнесенного каменной стеной, и сторожевая сигнальная вышка. Примерно в 3 км на запад от горы Сахюртэ, на левом берегу р. Анги, на скале из серого мраморовидного известняка сохранилось высеченное изображение всадника в монгольской одежде.

 

Рисунки на скалах в бухте Ая

 

Бухта Ая находится на западном берегу оз. Байкал примерно в 3 км к северу от устья р. Анги, впадающей в оз. Байкал, и в 12 км от поселка Еланцы. Наскальные изображения на берегах бухты Ая сохранились в трех местах.

 

Основная группа рисунков высечена на скале из белого мрамора, обращенной на южную сторону, т. е. в сторону озера. От берега Байкала скала находится примерно в 100 м. Фигуры людей и животных на скале изображены различными способами: сплошное высекание, высекание по контуру, протирка всей фигуры.

 

 

Три человеческие фигуры, высеченные по контуру, изображают шаманов. Размер наибольшей фигуры 25х45 см. Глаза у этих фигур обозначены точками, поперек тела проведены линии. У одной фигуры на плечах изображены гвоздевидные придатки. Поднятые вверх руки, возможно, являются символом молитвенного обращения к небу. Подобные изображения шаманов на Байкале сохранились на скале Саган-заба, есть они также на скалах в удинской степи, на р. Белой, вблизи Мальты, и на многих скалах Приангарья.

 

Две человеческие фигуры, переданные сплошным высеканием, изображают стрелков, стреляющих из лука с колена. Размер этих фигур 7х10 см. Отдельно высечено изображение стрелы длиной 23 см. Из животных на скале сплошным высеканием очень правдиво переданы фигуры лебедя (1.0х16 см), осетра (7х30 см), нерпы (5х23 см) и лося. В одной фигуре, изображенной внизу слева, художник, возможно, пытался изобразить верблюда.

 

На этой же скале между древними, глубоко высеченными фигурами, сохранились слабо вырезанные по контуру изображения человека, коз, оленей, собаки и других животных. Некоторые рисунки трудно поддаются объяснению, возможно, что они изображают отдельные атрибуты шаманства, эмблемные знаки или тавро — родовые знаки собственности.

 

Рисунки на скале имеют различную давность, к более древним относятся глубоко высеченные фигуры стрелков, лебедя, нерпы, осетра, лося. Эти рисунки одновременны изображениям первой группы на горе Сахюртэ. Изображения людей и животных, а также фигуры шаманов, переданные по контуру неглубокой резьбой, относятся, вероятно, к рисункам курыканского времени. В 80 м на запад от этой основной группы рисунков, почти у самого берега Байкала, на одном из выступов скалы, сложенной из серого мраморовидного известняка, на высоте около 2 м над озером сохранилось изображение шамана с бубном, около которого высечен лук со стрелой. Высота фигуры шамана 13 см. Это изображение, по-видимому, относится к числу древнебурятских рисунков.

 

В 1948 г. на больших гранитных плитах, находящихся на террасе в южной части бухты Ая, автором статьи были обнаружены слабо высеченное изображение солнца и родовой знак. Эти изображения покрыты накипным лишайником серого и красно-бурого цветов. Давность этих изображений определить затруднительно. Разнообразные изображения людей и животных сохранились также на скале, сложенной из розового мрамора, расположенной в 10 км на юг от устья р. Анги вблизи улуса Быркин.

 

Наскальные изображения на скале Саган-Заба

 

Рисунки выполнены в разные эпохи и относятся к бронзовому - позднему железному векам (II тыс. лет до н.э. - I тыс. лет н.э.), т.е. самому древнему рисунку около 4000 лет. Науке петроглифы утеса Саган-Заба стали известны в 1881 году, благодаря исследованиям Н.Н.Агапитова. Впоследствии они изучались многочисленными археологическими экспедициями, в том числе и международными. Наскальные рисунки Саган-Заба представляют собой композицию из фигур людей, животных и птиц.

 

Антропоморфы выбиты на гладкой поверхности беломраморной скалы, выделяющейся из монолитной темно-серой массы прибойного отрога, подножие которой опускается в воду. Высота вертикальной плоскости скалы около 15 м. Изображения людей или духов на скальной поверхности располагаются плотно группами одна под другой или справа – слева. Все изображения обращены к зрителю «лицом», все прочно стоят на полусогнутых ногах, у всех подчеркнуто широкие плечи, мощный треугольной формы торс, узкая талия. Самая характерная их черта – ноги расставлены и согнуты в характерной позе танцора – ромбом с вывернутыми в стороны ступнями. Почти все изображения имеют рогатые головы. По мнению М.Н.Хангалова рогатые головы антропоморфных изображений – ничто иное, как рогатые шапки-короны шаманов. По описанию исследователя в недавнем прошлом после 5-го, последнего посвящения (или омовения) шаман получал конные железные трости и железную шапку, которая имеет вид короны и состоит из железного обруча с прикрепленными на нем накрест двумя полуобручами, образующими купол. На вершине их перекрестия прикреплена пластина с двумя концами, загнутыми в виде рогов. Здесь необходимо отметить, что по Б.Э.Петри железную трость и корону с рогами шаман получал после третьего посвящения. Очевидно перед нами образы шаманов после последнего освящения. Рогатые головы, мощные треугольной формы торсы и ромбовидно согнутые ноги создают впечатление одинаковости изображений. Однако они отличаются одна от другой своеобразным расположением рук. У одних фигур – это движение рук в стороны или вверх, у других – движение одной руки в том или ином направлении, при этом ладонь направлена вверх. У третьих – руки опущены вниз. По характеристике петроглифов А.П.Окладниковым (Петроглифы Байкала. – Новосибирск: Наука, 1974. – 173 с.) «при взгляде на руки антропоморфных фигур возникает убеждение, что видишь не спокойно стоящих, а танцующих людей».

 

Есть сюжет, заслуживающий детального рассмотрения – это антропоморф с жезлом в опущенных вдоль тела руках. Его ноги согнуты ромбом, а ступни развернуты наружу. Слева около ног изображены два косо расположенных овальных пятна, о которых А.П.Окладников пишет в тексте, но в его книге они не нанесены на рисунок, выполненный заливкой. Исследователь видел в жезле оружие в виде молота, который был непременным аксессуаром изображений бога-громовика древних скандинавских сказаний, связанного непосредственно с небом. Вполне возможно, что отголоски скандинавской языческой мифологии дошли до коренных народов, живших на территории вокруг Байкала и исповедующих шаманизм. Но, вернемся к пятому посвящению шаманов, когда вместе с железной шапкой служитель культа получал конную трость. Конных тростей у шамана могло быть две, и делали их из дерева и из железа. Деревянные трости каждому шаману вырезались из живой березы накануне первого посвящения, причем старались так вырезать бруски для тростей, чтобы не подвергнуть ствол засыханию, так как последнее считается дурным знамением для шамана. Береза для конной трости выбиралась в той роще, где шаман должен быть впоследствии похоронен и поэтому она должна живым деревом, на котором поместится его душа. На конной трости наверху вырезалась или выковывалась (на железной) лошадиная голова, на некотором расстоянии от нее изображалось колено, а на нижнем конце вырезалось подобие копыта. Но, по описанию М.Н.Хангалова, на деревянной трости вырезанная лошадиная голова украшала верх трости как набалдашник, а лошадиная голова на железной трости отходила в сторону. К конным тростям, кроме колокольчиков, привязывались конусовидные подвески и миниатюрные стремена. В связи с этим жезл в руках божества на сага-забинских скалах может нести именно эту смысловую нагрузку. По свидетельству М.Н.Хангалова конная трость с подвешенными к ней колокольчиками, по 3 на каждую, или 4 – 5 на правую и 3 – 4 на левую стороны, один из которых должен быть размером больше других, символизировала бубен. В конкретном случае можно с уверенностью говорить, что конная трость заменяет шаману в образе антропоморфа бубен.

 

Наскальные рисунки, сохранившиеся на скалах Байкала, наглядно показывают, что в раннюю пору железного века основным занятием населения было скотоводство. Подсобное значение имели рыболовство, охота на копытных животных и на нерпу. Наскальные рисунки свидетельствуют о тесных культурных связях древнего населения Байкала с тюркскими народами, жившими в Минусинских степях и Монголии.

Форма входа
Календарь новостей
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017